Наталья КОРНИЕНКО: «Если мы встретились, то экспорт будет – 100%»

08.05.2019

Экспортировать может любой производитель – это рабочий девиз «Центра поддержки экспорта Саратовской области», подтверждённый практикой. Насколько успешен выход саратовских производителей на внешнеэкономическую деятельность мы обсудили с директором ЦПЭ Натальей Корниенко.

Корниенко Н А.pngЭкспортеры России: Наталья, правильно я понимаю, что ваш центр поддержки появился совсем недавно?

Наталья Корниенко: он существует с 2017 года на базе учредительского партнёрства Минэкономразвития и Торгово-промышленной палаты Саратовской области.

Э. Р.: И в 2017 году он вошел в 10 лучших центров поддержки экспорта (9 место). Как удалось достичь этого результата за такой короткий срок? И по каким критериям оценивались центры?

Н. К: Да, если апеллировать к сухим цифрам статистики, то наше 9 место получилось в результате сложения мест по разным критериям: у нас 5 место по средней стоимости вывода на экспорт, 8 место по объему экспортных контрактов, 2 место по количеству контрактов на одного МСП - в этих направлениях мы сильны. Мы не дотянули по количеству стран: из 50 регионов заняли 15 место – у нас 13 стран, но был слишком маленький период работы – 3 месяца в 2017 году. По вовлечению новых экспортеров – 25 место. И по итогам года мы заняли девятое место.

Э. Р.: Сколько сейчас стран в копилке ваших экспортеров?

Н. К.: 21 страна, но при этом у нас безусловно приоритет на Центральную Азию и Южный Кавказ (напомним, что у Саратовской области 570 км. общей границы с Казахстаном и прямой выход через Волгу на Закавказье), с ними, конечно, проще. В Китай, например, мало поставляем - мы проигрываем по логистике, но сейчас тоже в этом направлении работаем.

Когда провожу консультации по географии поставок с производителями, я поясняю - любой товар где-то востребован. Даже самая дешевая и низкокачественная продукция востребована в отдаленных странах, не всем нужна дорогостоящая продукция, конкурирующая с европейскими рынками – некоторым надо проще и дешевле.

Э. Р.: То есть, у вас подход: любой производитель может выйти на экспорт?

Н. К.: Да, это работает в ста процентах случаев (если вести речь о реальном производителе товаров и услуг), просто временной путь к этому у всех разный. Многое зависит не только от качества производимого товара, но и от компетенций владельцев бизнеса. В этом случае, реальным инструментом помощи может стать образовательная программа Школа экспорта РЭЦ, мы стараемся начинающих направлять туда, потому что там дают базовые знания. Это снижает порог элементарных ошибок и ускоряет выход товаропроизводителя на экспорт.

Э. Р.: Какая структура производства в регионе, если говорить о не сырьевом направлении? И какая продукция наиболее популярна для экспорта?

Н. К.: Саратовская область демонстрирует устойчивый рост в поставках продуктов питания это: кондитерские изделия, масло, майонез, мед, мороженое. Предприятия регионального пищепрома экспортируют ежедневно и нуждаются в нашей поддержке, чтобы снизить себестоимость, расширить рынки. Кроме того, стабильными экспортерами являются предприятия стекольной промышленности. Исходя из исторической вовлеченности региона в добычу и переработку углеводородов, активным участником являются предприятия нефтегазовой промышленности, им тоже помогаем им выйти на экспорт. В их случае это содействие в проведении переговоров и поиск новых рынков сбыта. Важной особенностью саратовского экспорта является наличие значительных объемов производства удобрений разной номенклатуры, поставляем их в Египет и в другие страны с засушливой почвой.

Климатические условия позволяют производить сельхозпродукцию, поэтому развивается агропромышленный комплекс, у нас много мелких фермеров, которым сложно вести международные переговоры - есть языковой барьер. Например, с учётом того, что в качестве приоритетного агрорынка для региона мы рассматриваем Иран проблему не знания производителями фарси и восточного менталитета решать нам сообща. При этом иранский рынок привлекателен, поскольку преимуществами для Тегерана при заключении сделок с РФ являются возможность осуществления взаиморасчетов в национальных валютах двух стран, соответствие качества российской продукции высоким международным стандартам, наличие удобных логистических маршрутов, что позволяет оперативно и с минимальными временными и финансовыми издержками осуществлять поставки продукции в Иран. Не снимем мы эти условные барьеры для саратовских фермеров, придут на иранский рынок поставщики из Украины и Канады.

Мы очень успешно работаем именно с малым бизнесом: и сайты им создавали, и телефонные переговоры совместно вели, и помогали им контракты заключать. У малого бизнеса ниже себестоимость, в этом его преимущество перед крупным бизнесом.

Э Р.: Как вы находите такие компании?

Н. К.: Посещаем разные общественные мероприятия: в Саратовской области регулярно проходят бизнес-встречи. Мы стараемся присутствовать и формировать комфортную информационную среду для бизнеса. Не бизнес для нас – а мы для бизнеса, наша задача непросто ждать пока к нам придут за помощью, но и рассказать о том, как эту помощь получить. Важным вкладом в формирование такой среды доверия 2018 году в стал Первый Саратовский экономический форум, который открыл для региона китайский и корейские рынки. В июле 2019 года планируем провести конференцию «Актуальные меры поддержки экспортно-инвестиционной активности региона в Прикаспийской зоне экономического роста».

Э Р.: Вы сталкиваетесь с недоверием со стороны бизнеса?

Н. К.: Если ты говоришь по делу и озвучиваешь плюсы-минусы именно с практической точки зрения, то бизнес тебя слушает. Я всегда акцентирую: это наша общая обязанность выходить на экспорт, и я тоже буду прилагать для этого усилия. Если мы встретились, то экспорт 100% будет. И когда конкретно говоришь о преимуществах экспорта, они разворачиваются к экспорту, и стараются с нами не расставаться.

Э. Р.: Какие у региона преимущества для экспортной деятельности?

Н. К.: Саратовская область исторически находится на пересечении двух международных транспортных коридоров «Запад-Восток» и «Север-Юг». Через нашу область проходит самый короткий автомобильный и железнодорожный транспортные пути в Центральную Азию. В 2018 году началось строительство автотрассы «Шанхай-Гамбург» в сентябре этого года под Саратовом будет сдан абсолютно новый аэропорт «Гагарин» (с расширенными возможностями грузовых авиаперевозок). Мы – мост, связывающий Казахстан и Узбекистан через международный транспортный коридор «Север-Юг» с Ираном и Турцией с учётом традиционного участия Азербайджана в торгово-экономических операциях. Принадлежность региона к Поволжью определяет наличие прямых выходов к Каспийскому и Черному морям. То есть наше конкурентное преимущество, как волжан – эффективная логистика в континентальной торговле. Это позволяет снизить себестоимость товара, и это привлекает иностранного покупателя. В результате экспортер понимает, что у него отсутствуют логистические барьеры. С точки зрения политики опять же, у нас высокий уровень защищенности от военно-силовых рисков. Если конъюнктурно оценивать влияние т.н. «санкционного режима», как ни странно мы можем сказать, что для нас он формирует окно возможностей в развитии торгово-экономических отношений между Ираном, ЕАЭС, Турцией с вовлечением Поволжья и Западного Казахстана.

Э. Р.: Часто бывает так, что предприниматели сами приходят и говорят: выведите нас на экспорт?

Н. К.: Да к нам каждый день кто-то приходит, сейчас около 10 предприятий, которые ждут новые мероприятия, финансирование. Предварительно мы, конечно, ведем работу, на которую не надо расходовать денежные средства, но потребности у всех разные: кто-то хочет консолидировать рынок, кто-то – налоговую базу свою уравновесить, потому что нагрузка большая и так далее.

Э. Р.: То есть, нельзя сказать, что какая-то услуга популярнее остальных? Или есть фавориты?

Н. К.: Консультации на первом месте, конечно, потому что из консультации рождается все. Далее, это, наверное, поиск иностранного партнера и подходящей бизнес-миссии. Многие предприятия несколько лет не могут выйти на экспорт, а здесь за них подобрали потенциальных партнеров, проанализировали рынки… Участие в бизнес-миссии – это обкатка проекта, потому что именно здесь исчезает страх: новички едут с нашей поддержкой, а это вдохновляет их на дальнейшую самостоятельную экспортную деятельность.

Э. Р.: Бывает ли так, что контракт заключается очень быстро? Приехали на выставку, например, и сразу заключили контракт…

Н. К.: Надеюсь, что в этом году такое будет, у нас очень много запланировано выставок и бизнес-миссий. Но все это долгоиграющее, согласования требуют времени…

Э. Р.: Расскажите про план мероприятий на 2019 год.

Н. К.: У нас запланировано посещение Азербайджана, Туркменистана, Белоруссии (Витебск) – это май – начало июня. Посетим Казахстан, Иран, Узбекистан, Киргизию, Монголию, Вьетнам, Арабские Эмираты. Много выставок, участие в которых еще не все утвердили, но я назову наши планы: Таджикистан, Африка, Испания, Египет, Индия. Мы к этому готовились проводили опросы, сами изучали, где у нас пробелы: в каких областях.

Э. Р.: К себе тоже приглашаете?

Н. К.: Да, приглашаем Китай - в прошлом году мы посетили 5 провинций, а в этом году ответно приглашаем, чтоб они производственные площадки посмотрели. К нам приедет Корея, Армения, Казахстан, Иран. В России будем участвовать в выставке «Экспортный потенциал России», которая в июне будет в Москве.

У нас запланировано 2 мероприятия с привлечением федеральных спикеров, которые расскажут о поиске иностранных партнеров. Из Европы будем приглашать специалистов, чтобы рассказали, как лучше логистику выстроить, чтобы снизить себестоимость, чтобы было безопасно. Раз в полгода мы рассказываем о новшествах региональной и федеральной поддержки.

В этом году пробуем акселерацию - бизнес проявляет большой интерес - и торговые площадки тоже рассматриваем: Alibaba, Amazon. У нас много предприятий, которые пытаются сами выходить на электронные площадки, делятся впечатлениями: продвигать товар там - достаточно дорогостоящее мероприятие, но эффективное. Я думаю, за этим будущее, поэтому мы тоже протестируем, посмотрим.

Э. Р.: Получается, вы своего рода бизнес-психологи…

Н. К.: Видимо да (смеётся). Но это вопрос будущего экспортного стартапа.

Э. Р.: С какими проблемами чаще всего сталкиваются компании, с которыми вы контактируете?

Н. К.: У многих отсутствие знаний, даже элементарно - как составить контракт. Не знают наше законодательство: в какой форме и куда сведения подавать. Многие звонят и переспрашивают: «Точно без НДС?», - я им объясняю, что экспорт товаров и услуг всегда в любую страну 0%, а они все равно переспрашивают. Нужно же соблюдать и таможенное, и валютное, и налоговое законодательство. В итоге, когда они заключают сделку, сталкиваются с рядом проблем, с которыми сталкивается и иностранное предприятие, которое ждет их товар. Есть и такие компании, у которых нет сайта, нет даже возможности за границу позвонить – только продукция.

Э. Р.: По вашему мнению, с чего начать экспортную деятельность? Какой должен быть первый шаг?

Н. К.: Я всегда говорю: в первую очередь, узнайте, какие требования у другой страны - у иностранного покупателя. Даже цвет этикетки важен для некоторых случаев. Когда вы знаете требования рынка, тогда вы понимаете, какие у вас шансы и какие возможности. Были компании, которые говорят: мы ведем переговоры месяц-два-три, и потом выясняем, что без определённого сертификата мы на этот рынок никогда не выйдем, а сертификат стоит несколько миллионов. С этого надо было начинать, и понимать свои возможности.

Э. Р.: Наталья, благодарю за интересную беседу, желаем больше успешных экспортных проектов вашему региону.


Беседу вела Анастасия Мякота, корреспондент портала «Экспортеры России»